Rose debug info
---------------

Как в Подмосковье сохраняют наличники

Лекция сотрудницы Музея братьев Кисель-Загорянских и дачной культуры (Московская область) Дарьи Константиновой на втором владимирском урбанфесте.

Дарья Константинова: Я хочу рассказать о нашем опыте сохранения наличников. Почему я выбрала именно опыт нашего музея? Потому что это вполне конкретная тема, над которой я работаю со своим коллективом вместе. Это реальный опыт, на котором можно поучиться другим, кто захочет сохранять наследие.

Немного расскажу о музее, чтобы вы имели представление. Музей был создан в прошлом году. Основным вектором является изучение истории посёлка Загорянский и окрестностей, поиск локальной идентичности, а также развитие туристического потенциала региона. Музей регулярно проводит различные выставки, экспозиции на поселковых территориях, экскурсии и так далее. Также музей является партнёром фестиваля восстановления исторической среды «Том Сойер Фест — Загорянский». У нас в этом году четыре объекта в нашем посёлке. Мы их поэтапно реставрируем. Ещё на следующий год некоторые объекты придут.

Посёлок Загорянский основан в 1912 году дворянами Кисель-Загорянскими. Изначально дачи в этом посёлке продавались, а в 1929 году посёлок становится первым дачно-строительным кооперативом в СССР, и уже здесь дачные участки начинают как продаваться, так и безвозмездно передаваться людям. Является неофициальной теннисной столицей Подмосковья, потому что здесь очень много теннисных кортов. Много спортсменов в своё время проживало на территории посёлка, в том числе известный спортсмен и комментатор Озеров. Известен наш посёлок как любимое место отдыха выдающихся деятелей науки, культуры и спорта. Там проживало и проживает большое количество известных людей, артистов, учёных, писателей и так далее.

На этом слайде можно увидеть одни из самых старых домов нашего посёлка. Эти дома относятся к началу века. Примерно ко времени основания посёлка. Здесь я хочу продемонстрировать интересные постройки, которые у нас есть. Это, конечно, не всё. Ещё многое осталось за кадром, но примерно по этим слайдам можно составить представление о том, что наш посёлок из себя представляет. То есть тут есть застройка от модерна начала века до 90-х годов. То есть тоже более позднего времени. Вот, очень интересные здания есть.

С чего началась история со спасением наличников? Со знакомства с проектом «День защитника наличников» в городе Городце. Если вы слышали, то в Городце есть культурный центр «Лев и вишня», и мы с ними очень плотно общаемся. В этом году удалось к ним съездить и вживую с ними пообщаться. Они несколько лет назад запустили проект «День защитника наличника». Заключается проект в том, что наличники, которые по каким-то причинам выбрасываются хозяевами, отдаются, они забираются этим культурным центром, там они реставрируются, и уже они пристраиваются новым хозяевам. У культурного центра есть несколько пунктов, по которым они пристраивают наличники. Одно из требований — это то, что наличники должны оставаться в том регионе, где их нашли. То есть они не вывозятся за пределы города Городца.

Мы общались с этим проектом по поводу того, чтобы у нас реализовать нечто подобное, но потом мы пришли к выводу, что у нас, наверно, идея с пристройством наличников не приживётся по той причине, что мы находимся в Подмосковье. Наши территории находятся под угрозой застройки всё время. У нас целые деревни сносятся под строительство коттеджных посёлков, поэтому никто на какие-то коттеджные дома не будет ставить старинные наличники, потому что это и по конструкции невозможно и не будет сочетаться. Мы решили просто создать экспозицию при нашем музее.

Начали собирать наличники для нашей экспозиции. Летом этого года был запущен проектом по сбору наличников в посёлке Загорянский и окрестностях. Скоро мы поняли, что этого недостаточно и расширили географию нашу. Мы стали выезжать за пределы нашего посёлка в Щёлковский район и в смежные районы — Киржачский район, Александровский и так далее. В каждом практически посёлке, каждом городе обнаруживались интересные образцы, которые можно, например, на этих слайдах увидеть. Это, конечно же, не всё, что мы отсняли, но одни из интереснейших таких вещей.

Как мы собираем коллекцию? У нас несколько есть путей. Объявление в посёлке. В наиболее оживлённых таких местах: станция, отделение почты, школы, детские сады и так далее. Это делается для пожилых людей, как правило, потому что они не пользуются интернетом, не могут прочитать объявления в нашей группе. Они, как правило, откликаются на эти объявления. Далее мы ищем на Авито объявления. Эти наличники как раз были куплены на Авито в деревне Алмазово Щёлковского района. Выезды в населённые пункты организуются и опросы местных жителей на предмет того, кто отдаёт, продаёт наличники и так далее. Также мы общаемся с коллегами из других музеев: Городец, Мышкинский музей и другие.

Мы занимаемся изучением символики домовой резьбы, региональных особенностей. Изучаем различные школы плотницкие. Занимаемся реставрацией для создания экспозиций наличников. В следующем году мы планируем их размещать на заборе музея. Также в следующем году планируется организация выставки в отделении почты посёлка Загорянский. Она будет посвящена одному из загорянских плотников — Дмитриеву. Его наличники вы можете увидеть как раз на этом слайде. Сейчас они находятся на реставрации. Мы будем их выставлять в отделении почты. Помимо наличников будут представлены личные инструменты мастера и его чертежи, которые нам передала его внучка. Также мы планируем издать книгу-каталог наличников и домовой резьбы Щёлковского района. Это будет фото-каталог с какими-то историческими справками, с аннотациями.

Пожалуй, на этом всё. Я благодарю своих коллег, которых я упомянула здесь в презентации, за оказание мне помощи в подготовке презентации и в подготовке работы над проектом.

Вопрос: У меня интерес к Кисель-Загорянским. Помимо того, что они были дворянами, чем они ещё запомнились?

Дарья Константинова: Один из братьев Кисель-Загорянских был последним губернатором Российской империи и губернатором Рязани. Получилась такая интересная история. В этом году мы поехали на съезд Том Сойер Феста в Нижний Новгород. Там мы чисто случайно познакомились с женщиной, сотрудницей Молодёжного музея, по-моему, Рязани. Музей истории молодёжного движения. Их музей в этом здании как раз, в котором был губернатором Кисель-Загорянский. Получилась очень интересная история. Мы теперь очень плотно общаемся с ней. Планируем в Рязань поехать к ним для обмена опытом.

Вопрос: А существуют наличники с инкрустацией?

Дарья Константинова: Это как?

Вопрос: Например, стекло вставляется или какие-нибудь элементы, которые блестят, камни? Бывают такие наличники или это какой-то неоклассицизм?

Дарья Константинова: На самом деле, наличников с инкрустацией я не встречала по своему опыту. Может быть, где-то такое есть, но я не встречала ни разу.

Вопрос: А вы наличники покупаете на какие средства? То есть это средства музея, грантовые средства?

Дарья Константинова: Наличники у нас приобретаются на средства спонсоров. У нас, поскольку Том Сойер Фест под эгидой музея, у нас есть спонсоры. Основной — это Леруа Мерлен. Леруа Мерлен нам даёт краску, расходные материалы какие-то. Они нам очень помогают. Они являются основным спонсором Том Сойер Феста у нас.

Вопрос: Говорили, что работаете с Том Сойер Фестом. Насколько сложно было с ними связаться и организовать работу на четырёх домах, получается, такую масштабную?

Дарья Константинова: На самом деле, история Том Сойер Феста в посёлке такова, что я была и являюсь по сей день одним из координаторов Том Сойер Феста в Сергиевом Посаде. Мне пришла в голову такая мысль, что надо проецировать дальше на Московскую область Том Сойер Фест, потому что работы много, здания разрушаются, утрачиваются. Так получилось, что я искала объект для диплома в колледже, общалась с женщиной из Королёва, а это рядом с Загорянским. Она мне сказала, что есть люди, которые хотят запустить Том Сойер Фест в посёлке. Я с ними связалась, я с ними поговорила. Они были за эту идею. Так у нас запустился Том Сойер Фест, потому что люди были заинтересованы, были объекты, которые находятся у них в собственности. То есть вот эти музейные здания — не надо разрешения собственника просить, они уже принадлежат музею, поэтому всё намного проще было, чем в других городах. Так стартовал у нас Том Сойер Фест. Работы сейчас идут в настоящий момент. Планируем до ноября работать, а потом уже будем подготовкой к следующему сезону заниматься.

Вопрос: То есть нужно быть таким уже вовлечённым в Том Сойер Фест изначально, чтобы организовать его в каком-то месте, которое вам знакомо?

Дарья Константинова: Я думаю, что нет. Я думаю, что просто нужно собрать коллектив активистов, людей, которым действительно небезразлично то место, где они живут, и уже дальше на основе обмена опытом с другими коллегами из других регионов уже что-то запускать. На мой взгляд, мне кажется, если вы хотите Том Сойер Фест запускать, нужно сначала как-то договориться с собственниками, а потом уже идти в администрацию, потому что самое сложное — это найти людей, которые хотели бы именно свой объект восстановить, свой дом.

С Хафизовым я тесно не общалась. Я однажды смотрела его лекцию в интернете, но я с ним незнакома. Опыт его мне известен, да, и по сбору наличников и каталог, который он издаёт — это здорово всё, на самом деле.

Вопрос: Вы берёте старый наличник. Если у него отсутствуют какие-то детали, вы их доделываете или пытаетесь воссоздать его первозданный вид? Вы сохраняете исходный цвет или вы перекрашиваете для сохранения прочности?

Дарья Константинова: Смотрите, обычно в реставрации как делается? Снимаются все слои, определяется первоначальный цвет. Какой цвет был первоначальный, такой мы и восстанавливаем, то есть мы не фантазируем ничего. По поводу деталей: если сохранились аналоги, допустим, сохранился один наличник в хорошем состоянии, там все детальки есть, а второй такой же есть точно побитый, какие-то детали отсутствуют, тогда мы по второму наличнику воссоздаём отсутствующие детали. Если не сохранилось фотографий, мы не знаем, как этот наличник выглядел до этого, то мы оставляем эти утраты, мы ничего не восполняем.

Вопрос: Коллекционеры — очень страшные и опасные люди. Вы — начинающий коллекционер наличников. Как далеко вы готовы зайти, чтобы добыть наличник, который вам кажется украшением музея? Вы видите красивый дом, он вам кажется бесхозным. Вы пойдёте туда с ломом?

Дарья Константинова: Нет, смотрите, мы стараемся в рамках закона действовать. То есть, чтобы по возможности легально было всё.

Вопрос: Дом бесхозный, вы собственника не можете найти, но наличник вам кажется восхитительным. У нас есть рядом с библиотекой сгоревший дом наполовину. Наличники — слюни текут у всех, кто ходит мимо. Мы, вот, ходим каждый год. Наличников всё меньше. Давайте им подарит этот наличник? В общем, красивый наличник. Если у вас с собой есть лом, мы спилим и вам отдадим его.

Дарья Константинова: Надо будет поговорить с коллегами из музея.

Вопрос: А вы планируете расширить свой проект, сохранить какие-то другие архитектурные деревянного зодчества?

Дарья Константинова: Какие именно?

Вопрос: Например, украшения входных групп.

Дарья Константинова: Над этим мы тоже думаем. У нас, например, на одном доме есть двери. То есть дом сам постройки, наверно, 50-х годов, а двери XIX века. Их явно откуда-то принесли из другого места. Мы будем их реставрировать в том числе на этот доме, создавать первоначальный их вид. Это, конечно же, все в планах есть. Просто нужно время, нужны ресурсы на это на всё, а так планов много.

Хотя, наверно, всё это так или иначе связано с наличниками. Двери и прочие элементы на деревянных домах, делают просто какие-то украшения резные. Допустим, я недавно была в Костроме, в Музее деревянного зодчества. Там просто невероятно. Мне, честно говоря, понравилось там больше, чем у нас в суздальском Музее деревянного зодчества. Там и пространства больше, шире, можно получше погулять. Там дома, естественно, не простых крестьян, как мы привыкли, наших бабушек и дедушек дома, а дома зажиточных крестьян с невероятной какой-то резьбой.

Вопрос: Кстати, да, не попадались ли вам элементы, не наличники, а какие-то другие украшения резные на домах?

Дарья Константинова: Попадались, например, домовая резьба, допустим, на углах домов, бывает, что-то вырезают, потом карнизы резные. Попадались, да.

Вопрос: Коньки?

Дарья Константинова: Ну, коньки — нет. У нас в Подмосковье такого нет. ... Бывает, попадается часто. Мы это тоже стараемся снять по возможности. Я рассказывала про плотника Загорянского, наличники которого вы видели как раз на слайде. У него на доме была домовая резьба тоже. Она есть до сих пор. Просто нужен инструмент, чтобы её снять. Мы тоже хотим её снять и сохранить.

Вопрос: У меня ещё, кстати, всегда возникает вопрос: насколько мы имеем в целом моральное право снимать эти элементы с домов, на которых они изначально были?

Дарья Константинова: В данном случае просто выкупили другие хозяева дом. Они сейчас его сайдингом зашивают. Тут просто уже безысходная ситуация. А так, мне кажется, если дом заброшен, если он разрушается, надо, конечно же, спасать, потому что это либо сожгут либо оно само рассыпется. В Юрьев-Польском была. Я там сняла кусок резьбы с дома. Он просто на одном гвозде там висел. Я его сняла, потому что очень красивая резьба. Я его передам в музей.

Вопрос: То есть всё-таки можно пойти по головам?

Дарья Константинова: Если дом заброшенный.

Вопрос: Я смотрю, вы вообще очень активно по Владимирской области блуждаете. У нас уносят все в Москву.

Дарья Константинова: Я объясню почему. Потому что наш регион исторически очень связан с Владимирской областью. Вообще, наш посёлок был владением Спасо-Евфимиева суздальского монастыря в древности. Также у нас на территории нашего посёлка творили владимирские мастера, откуда, собственно говоря, форма наличников с треугольным завершением. Это владимирская форма как раз. Мы граничим с Киржачом, с Киржачским районом, с Александровским, поэтому очень с Владимирской областью мы связаны тесно.

Вопрос: В Киржаче тоже есть музей наличников.

Дарья Константинова: Да, мы там были. Там как-то, мне показалось, что у них только фотоэкспозиция, пока они только развиваются. Я надеюсь, что они всё-таки как-то настоящие наличники будут выставлять. Там ещё есть Музей меди и латуни и Дом аргуна. Вот, туда ещё хотим съездить. У нас, кстати, в посёлке тоже есть аргуновские наличники. Я на слайдах показывала. Несколько есть — штук пять, наверно.

Вопрос: Какую-то ещё работу по популяризации такого наследия проводите?

Дарья Константинова: В планах всё пока. ... На самом деле, наличники на сайдинге я видела, да, и не раз. По поводу популяризации: каталог мы хотим издать, я уже об этом говорила. Планов много. Хотелось бы как-то сохранять эти технологии по изготовлению наличников, несмотря на то, что сейчас станки есть. Всё-таки станки — это не то, на мой взгляд. Это бездушное что-то. Просто нужно опять-таки время и ресурсы, а так, конечно, планируем это всё популяризовать. В том числе, я же сказала, что у нас одна из целей — это поиск локальной идентичности. То есть мы хотим выделить черты, присущие нашей плотницкой школе Щёлковского района. Мы сейчас пытаемся найти эти особенности и уже использовать их для дальнейшего туристического потенциала региона.

Вопрос: Мы заговорили про современность, про то, что есть уже пластиковые наличники. Почему современная архитектура деревянных домов, коттеджей, они же хорошо развиты, у нас большой запрос на рынке строительном на возведение из оцилиндрованного бревна, из просто деревянных конструкций, почему сейчас нет наличников? У всех в проектах просто доски. Может быть, строители, изучив наследие, смогут уже строить это всё и привлекать внимание заказчиков, которые приносят туда деньги, и тогда вообще будет сформирован запрос на наличник, оплаченный заказчиком?

Дарья Константинова: На самом деле, наличники есть сейчас. Я по Владимиру сегодня походила немножко и видела, что даже на современных домах ставят наличники, пусть даже простенькие, на станке сделанные, как я говорила, но ставят. У нас в посёлке тоже есть несколько домов современных из бруса как раз с очень красивыми наличниками. Наверно, всё от человека зависит, от его желания. Если он хочет свой дом украсить, он его будет украшать. Мне кажется, что то, что сейчас домовая резьба устраивает свою популярность, связано с удешевлением. Люди хотят более лёгкий в уходе дом. Вот эти все сайдинги почему? Потому что не требует ухода. Мне кажется, всё от вкусов заказчиков зависит.

Вопрос: Есть ли какой-то успешный опыт сохранения наличников в городской среде? Дом в городе, на нём наличники, как-то он сохраняется, живёт, с ним всё хорошо, замечательно. Если хотим сохранить наличник, значит, нужно его откреплять и только в музей консервировать. То есть у нас либо музей, либо он умирает или есть какой-то выход?

Дарья Константинова: Про Городец я говорила. Там началось всё с того, что один из, так скажем, участников этого культурного центра «Лев и вишня», шёл по улице и увидел выброшенные наличники на помойке. Они задумались, почему такое происходит? Почему люди избавляются от наличников? Так родился этот проект «День защитников наличника». Они стали собирать со всего Городца выброшенные наличники, либо просили людей не выбрасывать, а приносить им. Они реставрировали эти наличники сначала в помещении мебельной фабрики, потом они уже своё помещение получили и стали там их складировать. Потом, после реставрации эти наличники пристраивались на дома городских жителей. Я знаю три примера, когда наличники были пристроены на новые дома. Всё хорошо, они существуют в этой городской среде. Сейчас проект уже на новый уровень вышел. Они приглашают людей со всей России для обмена опытом. Каждый желающий может поехать в Городец, поучиться реставрации и тому, как вообще наличники сохранить в городской среде, как сделать так, чтобы другие от них не избавлялись. Было три случая, когда люди брали эти наличники и вешали на свои дома.

Вопрос: А пристраивали эти наличники потом на бесплатной основе?

Дарья Константинова: На бесплатной. У них один из пунктов — это не брать никаких денег за пристройство. Наличники должны оставаться в Городце и никуда не вывозиться.

Вопрос: Если уже сейчас делать наличники в современности и создавать такие дома под старину, они же, скорее всего, не будут иметь такой ценности со стороны искусства? Это больше какое-то подражание в некотором роде. Нет в этом проблемы? Наличники же хорошо смотрятся на старых домах, когда есть какой-то исторический контекст. Не будет ли проблемы, когда мы будем строить новые дома в таком стиле под старину?

Дарья Константинова: У нас в посёлке, например, есть дом. Я считаю его одним из лучших в плане деревянного зодчества. Там как раз очень богатые наличники и деревянный сруб. Видно, что человек не бедный это строил. Там действительно всё очень качественно сделано. Резьба, наверно, ручная. Очень узоры красивые. Я думаю, что если работы качественно сделана, то это не будет каким-то подражанием. Хотя я в копировании не вижу ничего плохого. Это же сохранение традиций получается.

Вопрос: У меня такое же дополнение. В копировании действительно нет ничего особо плохого. Другой вопрос, что мы можем пойти по совершенно другому пути. То есть у меня как у архитектора, например, стоит задача: построить дом с наличниками. А что мне мешает проявить какую-то свою фантазию, своё умение и сделать этот старый наличник, древний, не вписывающийся в концепцию дома, почему мне это мешает сделать его современным? Просто это будет уже какое-то искусство, наверно. Так что, мне кажется, что наличники могут жить. Другой вопрос, что, посмотрите, сейчас бо́льшая часть домов строится в таком коттеджном плане, американском таком стиле. То есть это что-то вообще инородное, несвойственное России, как мне кажется. Вы со мной не согласны?

Дарья Константинова: Да, так и есть.

Вопрос: Вы говорили о сохранении наличников, культурного наследия. Ваш музей находится в посёлке. Мы сегодня говорили о том, что ключевой задачей по сохранению культурного наследия является пропаганда, правильно?

Дарья Константинова: Да.

Вопрос: Вы сколько уговорили людей в посёлке у себя на домах сохранить эти наличники для того, чтобы у вас посёлок был не просто из одного дома с наличниками, а чтобы это представляло определённую ансамблевую структуру? Потому что всё-таки при работе по реставрации, особенно в городской среде, самое главное — это ансамблевость. Если мы со зданием, которое представляет из себя пример модернизма или классицизма, поставим деревянный дом с наличниками, это будет инородное тело, правильно? Поэтому вы должны работать всё-таки в ансамбле. Улица Георгиевская у нас недоработанная. Там большой у нас пласт работ, который нужно провести. Вы сделали этот ансамбль у себя в посёлке?

Дарья Константинова: Смотрите, мы пока ещё такую работу не проводили. У нас пока всё ещё на стадии, как я сказала, сбора экспонатов и научной работы. Мы пока ещё не проводили работу по тому, чтобы кого-то заставить сохранить наличники. Это всё в будущем. Мы будем работать в этом направлении, спасибо.

Вопрос: Я ещё в интернете видела, как приспосабливают наличник под зеркало.

Дарья Константинова: Да, есть такое. Мы тоже, кстати, думали несколько наличников приспособить под полки для музейных экспонатов.

Вопрос: У нас ещё не совсем про наличники, но про оконное заполнение. У нас в областной научной библиотеке два года назад была небольшая выставка. Что-то про окна старого дома. Там были всякие разные вещи собраны. Они совсем небольшую витрину сделали. Допустим, старый двор. Грубо говоря, форточка из окна деревянного. В деревенских домах они есть, но отличаются от наших, аккуратненькие, квадратные. То есть такие вещи тоже они собирали. Вот, кстати, про внутреннее оконное заполнение.

Дарья Константинова: Да, вы интересную тему подняли. У нас, поскольку дачный посёлок, то у дачных домов советского времени окна были со своеобразной расстекловкой. Может быть, вы представляете, о чём я говорю. Там треугольные, допустим, вставочки всякие, в виде ромбов. Сейчас от этого люди тоже, к сожалению, избавляются. Когда делают реконструкцию, просто пластиковые окна вставляют и всё, а рамы мы часто в посёлке находим на помойке. Мы спасли одну такую раму и хотим тоже её для экспонатов, наверно, приспособить.

Вопрос: Ещё сюда, может быть, относится тема про ставни. У нас они, по-моему, не сильно были распространены, но всё-таки были.

Дарья Константинова: У нас были в посёлке. Это больше советский период, но были.

Вопрос: Их спасением вы как-то занимаетесь?

Дарья Константинова: Пока не занимались, потому что не было такого повода, так скажем. Их мало. В основном советского периода что-то. То есть это не художественное что-то, а типовые просто ставни.

Вопрос: Кто следующий займётся мезонинами?

Дарья Константинова: Кстати, это тоже интересная тема довольно. Когда мы ездили по деревням, которые в состав нашего посёлка входят, там светёлки очень интересные на домах бывают всякие резные, со столбиками. На одном из слайдов была, как мы её называем, бочкообразная кровля. Там фронтон дома бочкой такой — это особенность, характе́рная для Александровского района Владимирской области, потому что там больше всего встречается этих бочек. Мы, к сожалению, так и не смогли установить, что это за особенность такая, чем она обусловлена и откуда пришла. Это характе́рная черта именно в Александровском районе.

Вопрос: Здравствуйте, я сейчас тоже учусь на архитектора, тоже интересует тема сохранения всякой старины, изразцов, белокаменная резьба, резьба по дереву. Я считаю, что это нужно всё сохранять, потому что это наше наследие и мы должны это помнить. Был вопрос насчёт инкрустации наличников. Почему бы и нет? Это можно спокойно сделать. Сделать какой-то арт-объект, и таким образом привлечь уже современность.

Дарья Константинова: Я, кстати, тоже так считаю, да. Я не вижу ничего плохого в этом. Кстати, хочу рассказать тоже про Городец опять, возвращаясь к их опыту. Они в этом году сделали проект. Они привлекали людей из Института развития городской среды Нижнего Новгорода и совместно с ними сделали проект по созданию современного наличника. То есть они несколько месяцев сидели создавали, выдумывали этот наличник. В итоге они создали несколько образцов. Они их выставляли на одной из улиц Городца. Люди могли проголосовать за понравившийся объект. По итогам голосования был выбран один из наличников. Можете в интернете найти, если будет желание посмотреть на то, что у них получилось. Они создали современный наличник для современного дома. Просто декоративное возрождение традиций, поскольку Городец славился глухой резьбой, там было развито судостроение, соответственно, была глухая резьба. Сейчас естественно это всё утрачивается, забывается. Сейчас это пытаются возродить.

Вопрос: Дарья, может, ещё с какими-то музеями другими…

Дарья Константинова: Общаемся, да. Тот же Суздальский музей деревянного зодчества, потому что там в домах так или иначе наличники. Костромской музей деревянного зодчества. На севере у нас тоже большой пласт деревянного зодчества, соответственно, дома, у них тоже наличники, ставни и прочее. 

Пока что у нас есть контакты с Мышкинским музеем. Мышкинский музей в себя включает вообще много маленьких разных музеев. Один из них — это Дом плотника. Наш сотрудник туда ездил не так давно. Мы договорились о сотрудничестве. Они нам передадут пять наличников. Там тоже такая интересная история. Это Ярославская область, не совсем наша история, но всё равно. Там есть такая местность, называется Сицкий край. Там очень много плотников. Там издавна занимались плотничным делом люди, своя школа была, свои характе́рные особенности резьбы. Несколько таких наличников нам отдадут.

Мы как раз сейчас это изучаем. Научная часть наша включает в себя изучение истории тех, кто создавал эти наличники. Интересно же, чем человек руководствовался, когда создавал какой-то предмет, какие предпочтения у него были, чем он вдохновлялся. Мы всегда стараемся изучить автора, просто это не всегда возможно. Где-то не сохранилось све́дений, где-то потомков не осталось его. По возможности стараемся.

Вопрос: А технологию вы изучаете?

Дарья Константинова: Технологию мы тоже стараемся изучать, но это пока всё в таком ещё не очень ра́звитом состоянии. В планах, да, сохранение этих технологий, сохранение традиций. То есть мы хотим что-то типа мастерской организовать, но это в планах пока ещё.

Вопрос: Просто я знаю, что до революции происходило так, что наличники, подоконники делали разные мастера, но они это доводили до совершенства. Интересно было бы изучить эту технологию, как они это делали, как пользовались, изучали разные стили, разные направления. Это очень была бы тема интересная.

Дарья Константинова: Это очень интересно, да. Мы сейчас по возможности это всё изучаем, конечно. Дальше будем это всё развивать. Просто пока что проект на очень-очень начальной стадии. Он начался летом, в июне. Пока прошло 4 месяца с начала. Ещё очень мало сделано.

На самом деле, нужна инициативная группа. У нас в Загорянке повезло посёлку с тем, что была инициативная группа людей, которые смогли эту ответственность на себя взять и организовать музей. Ну, и ресурсы, конечно, у них есть. То есть у нас люди, честно скажу, владеют ресурсами и могут что-то организовывать.

Поделиться
Отправить
Запинить