Rose debug info
---------------

Nalichniki — новые Matryoshkas и Balalaikas

Наличники — непризнанное историческое наследие России, которые мы постепенно теряем. Замысловатые деревянные фигуры, обрамляющие окна старых одноэтажных домов, завораживают. В своём исполнении они ничем не уступают белокаменной резьбе Дмитриевского собора, а некоторые и превосходят её по красоте и искусности.

Культурный феномен наличников ещё только предстоит изучить. Учёные предпринимали несколько попыток классифицировать оконные украшения, но не добились особых успехов. Несмотря на похожие наборы элементов вроде наверший, фартуков и других, от региона к региона наличники отличаются друг от друга. Единственное, что их объединяет — строгая осевая симметрия.

Простейший способ каталогизации наличников предложил фотограф Иван Хафизов. Он десять лет путешествует по России и фотографирует деревянные украшения. В его коллекции — несколько тысяч снимков из сотен городов и сёл страны. Хафизов оценивает наличники по пятибалльной системе в зависимости от сложности работы: чем витиеватее резьба и больше деталей, тем выше балл.

Как-то в селе Восход — раньше у него было забавное название Полтевы Пеньки — местная бабушка рассказала мне, что у них жил резчик-любитель, который украшал дома в 30-е годы, а потом ушёл на фронт. Такие истории часто можно услышать, — вспоминает фотограф, — а вот в Новосибирск, Томск, Иркутск приезжали мастера из Петербурга, профессионалы, знающие и барокко, и ампир, имитировали в дереве каменную архитектуру, были и такие мастера, которые занимались восстановлением иконостасов, поэтому единых правил нет, везде они зависели от школы и вкуса мастера.
ТАСС

Принято считать, что наличники попали в Россию в XVII веке, когда в стране заработали первые стекольные заводы. Прообразом наличников стали итальянские каменные колонки и подоконники. Но камень в то время был очень дорог, поэтому жители империи заменили его деревом.

Как правило, наличники заказывали купцы и дворяне, причём чем сложнее наличник, тем ниже рангом был его владелец. Так недавно разбогатевшие торговцы демонстрировали свои статус и богатство — старой и известной знати это было не нужно.

Помимо декоративных функций наличникам отводилась вполне практическая роль — закрывать швы между оконной рамой и срубом. Некоторые исследователи полагают, что они играли роль оберегов. Часто в резьбе встречаются отсылки к языческим богам солнца и земли, реже — изображения драконов и человека.

Самые первые российские наличники не дошли до наших дней. Более того, мы стремительно теряем, то, что создано в 19-м и 20-м столетиях. Они гибнут за пластиковыми окнами и сайдингом, сгорают на пожарах или просто разрушаются вместе с заброшенными домами. Тех, кто способен восстановить деревянную резьбу, осталось мало, а новых мастеров не прибавилось.

Владимирская область постепенно теряет фрагменты истории, которые при должном внимании могли бы стать значимым региональным брендом. Чуть более трепетно к сохранению наличников относятся в Суздале, где небольшие улочки стали частью туристических пейзажей. Во Владимире и других городах дореволюционная застройка попала в тень белокаменных достопримечательностей, и судьба наличников пока незавидна.

По сути единственным, кто занимается сохранением непризнанного исторического наследия, стал «Культурный патруль» (во Владимире — «Культурный просвет»): ребята оцифровывают и популяризируют наличники, многие из которых остались только на старых фото и раскрасках. Так быть не должно. Сохранение наличников — задача, которую надо решать всем миром. Свою лепту могут внести и чиновники, и бизнес, и простые жители.

Государственная инспекция по охране объектов культурного наследия могла бы взять наличники под свою неусыпную охрану, признав их объектом культурного наследия. Культурным и туристическим ведомствам стоит задуматься о популяризации наличников: выпускать о них книги, альбомы или фильмы, проводить конкурсы и фестивали, включать старые улицы в новые туристические маршруты.

В силах городских администрации стимулировать владельцев частных домов реставрировать их и поддерживать исторический облик построек, а при необходимости помогать субсидиями и другими финансовыми плюшками. Бизнес мог бы зарабатывать на продаже мерча и сувениров. Но всего этого, конечно, не случится, пока ценности наличников не осознают сами горожане.

Текст: Юлия Павельева, Татьяна Гильмутдинова
Фото: Сергей Кравцов, Оксана Каширка, Ключ.Медиа
Редакторы: Сергей Егоров, Артём Черней

Бульвар на Соколова-Соколёнка: как нельзя делать общественные пространства в 2020 году

Бульвар на улице Соколова-Соколёнка. Фото: Сергей Кравцов

Благоустройство — важный этап работы с городской средой. Создание общественных пространств помогает по-новому взглянуть на город, разнообразить досуг горожан, подчеркнуть идентичность локаций, привлечь туристов и малый бизнес.

В этом плане Владимир — настоящий рай для архитектора. Город пережил татаро-монгольское иго, реформы Петра I, Октябрьскую революцию, промышленный бум. Каждое событие оставляло свой уникальный отпечаток, выделявший историческое поселение среди себе подобных.

Но вместо того, чтобы подчеркивать непохожесть, её почему-то прячут как можно дальше. Последние несколько лет благоустройство во Владимире происходит или ради «благоустройства», или для того, чтобы набрать политические очки накануне очередных выборов.

Поэтому новые общественные пространства получаются одинаково шаблонными и скучными. Парк «Добросельский» после первого этапа реконструкции стал похож на парк «Дружба», на Красносельских прудах плавают такие же домики для уточек, как на Соловьином пруду, и так далее.

Так же получилось и с улицей Соколова-Соколёнка. Вместо бульвара с интересной историей (знаете, как появилась фамилия Соколов-Соколёнок?) город получил очередную прогулочную зону с очередной пешеходной дорожкой, клумбами, фонарями и скамейками.

Фото: Сергей Кравцов

На бульваре нет ничего интересного, это просто два куска голого асфальта километровой длины для пешеходов и велосипедистов. Улица как была связкой между Суздальским проспектом и Пекинкой, так по сути ей и осталась.

Фото: Сергей Кравцов

Тротуар тоже можно сделать добротным, но даже с такой, сравнительно несложной задачей, подрядчик не справился. Вспомните про урны, установленные в упор к скамейкам, или фонари, освещающие узкую полоску перед собой. Всё выглядит дёшево и безвкусно.

Небрежное отношение строителей к своей работе заметно буквально на каждом шагу. Фото: Сергей Кравцов

Среда получилась агрессивной и опасной для пенсионеров, детей и мам с колясками. Вместо приподнятых пешеходных переходов — крутые пандусы и лестницы, вместо плавных спусков и подъёмов — бордюрные камни.

Фото: Сергей Кравцов

Проблемы были заметны ещё на стадии общественного обсуждения проекта. Летом «Владимир будущего» вместе с подписчиками собрал три листа предложений о том, как сделать прогулочную зону лучше. В городском управлении ЖКХ их проигнорировали.

С первыми весенними дождями земля превратится в грязь и окажется на тротуарах, велодорожках и проезжей части. Фото: Сергей Кравцов

Помимо прочего, мы предлагали городской администрации отложить работы до следующей весны. За освободившийся год можно было бы вместе с жителями довести проект благоустройства до ума и решить вопрос с линиями электропередач.

Фото: Сергей Кравцов

Несмотря на недостатки, местным жителям прогулочная зона, по очевидным причинам, понравилась. Раньше на Соколова-Соколёнка стояли сотни железных гаражей. Территория, где часто ютились маргиналы, зарастала мусором и превращалась в общественный туалет.

Меня всё вполне устраивает, сделано хорошо. Правда, на перпендикулярно протянувшейся улице всё разрушено — дорогу, по которой все ходят, не починили, зато сделали сквер. Периодически здесь гуляем, но о заполненности новых тротуаров людьми сейчас говорить рано. На улице прохладно, ждём лета.
Елена, жительница улицы Соколова-Соколёнка (Ключ.Медиа)

Однако уровень благоустройства логичнее оценивать не в категории «было/стало», а в сравнении с другими городами. Бульвар на Соколова-Соколёнка по всем параметрам начисто проигрывает общественным пространствам, недавно появившихся в российских городах.

Сквер на улице Цвиллинга, Челябинск

Этот сквер — пример того, как с помощью дешёвых материалов можно сделать неплохую зону отдыха для людей разных возрастов. Здесь пока ещё много асфальта, пластиковые горки, хромированные поручни и проблемы с освещением, но во Владимире пока не умеют даже так.

Сквер на улице Цвиллига в Челябинске. Фото: Челябинский урбанист

Бульвар «Белые цветы» на улице Абсалямова, Казань

«Проектная группа 8» закончила работы на улице Абсалямова в Казани в 2018 году, но «Белые цветы» до сих пор завоёвывает российские и зарубежные премии. Архитекторы превратили насыпь строительного мусора в яркую площадку, полностью пересмотрев стереотип о бульваре как о линейном общественном пространстве.

Бульвар «Белые цветы» на улице Абсалямова в Казани. Фото: Архитектура и конкурсы

В начале 2000-х район застроили типовыми панельными домами. Поэтому местные жители рассматривали благоустройство бульвара как способ создать идентичность для этой части города. Бульвар получил название «Белые цветы» в честь знакового романа классика татарской литературы Абдурахмана Абсалямова, именем которого названа улица. В проекте есть множество отсылок к наследию писателя, татарской литературе и культуре Казани 1960-х.

«Белые цветы» задуманы как локальное общественное пространство для местных жителей, а не городской парк, поэтому архитекторы старались создать на бульваре домашнюю атмосферу. Здесь есть небольшая площадь с кафе, фонтан с теневым навесом, зоны отдыха под названием «Городские гостиные» — с паркетом, торшерами и мебелью.

Бульвар «Белые цветы» на улице Абсалямова в Казани. Фото: Cityzond

Детское игровое пространство ... состоит из форм, имитирующих холмы с тоннелями, маленький лес, гнёзда. Основные элементы сделаны из натуральных материалов: дерева, лозы, щепы. Домики игрового комплекса имеют абстрактную форму. Такой приём помогает развивать фантазию детей. Для спального района важно, чтобы площадка не наскучила детям.

Бульвар «Белые цветы» на улице Абсалямова в Казани. Фото: Cityzond

На бульваре можно проводить праздники и ярмарки. На площади для этого предусмотрены розетки. Здесь также есть место для установки новогодней ели и многофункциональный навес с настилом, который работает как сцена. Для детских праздников или спортивных тренировок предусмотрена универсальная зелёная лужайка среди деревьев, где также есть розетки и навес.
Strelka Mag

Бульвар «Белые цветы» на улице Абсалямова в Казани. Фото: Cityzond, Архитектура и конкурсы

Появление бульвара стало знаковым событием для всего города, потому что архитекторы активно привлекали местных жителей и коммьюнити, учителей и учеников из ближайшей школы. Вместе с ними «Проектная группа 8» составила общественное задание на проектирование и предварительную концепцию благоустройства.

Бульвар на улице Пирогова, Вологда

Одновременно с благоустройством улицы Соколова-Соколёнка завершалась реконструкция бульвара на улице Пирогова в Вологде. Это ещё один проект, созданный вместе с жителями: горожане и архитекторы придумывали содержание общественного пространства, следили за ходом работ и указывали подрядчику на недоделки.

Было непросто, но результат того стоит! Не ошибусь, если скажу, что весь город наблюдал за работами, были те, кто ждал, что ничего не получится. Но! Я очень рад, что первый шаг к созданию современных общественных пространств мы сделали! Мы получили не просто брусчатку и лавочки, а ещё и смысловую нагрузку, различные сценарии использования пространства.
Сергей Воропанов, мэр Вологды (vk.com).

Пока шли работы, жители создали вк-паблик бульвара и закидывали туда архивные фото улицы Пирогова, делились воспоминаниями и ожиданиями. Много ли владимирских улиц могут похвастаться собственными страничками в соцсетях? С момента открытия прошло чуть больше недели, а местные сообщества уже забронировали даты экскурсий по бульвару на весь декабрь.

***

Владимир заслуживает красивых и нескучных общественных пространств, комфортной городской среды, бережного отношения к собственной истории и культуре. Но пока горожане терпеливо принимают и даже одобряют проекты вроде бульвара на Соколова-Соколёнка, ничего не изменится — город так и будет превращаться в захудалый райцентр с налётом былой славы.

(Без)опасный центр

Авария на пешеходном переходе около Центра Изо, 16 октября | Зебра-ТВ

Новости об авариях и катастрофах всегда вызывают бурную реакцию. Сообщения о происшествиях на пешеходном переходе у Центра Изо не стали исключением. Комментаторы разделились на несколько лагерей.

Первый лагерь защищал водителя: улица — для машин, а не для пешеходов. Да, превышаем иногда, но кто так не делает? А сбитая девушка сама виновата — не пропустила, не посмотрела по сторонам, медленно шла и так далее.

Голоса второго лагеря — то ли количественно меньшего, то ли не такого категоричного — слышны чуть хуже. Девушек оправдывали, соболезновали родным, обвиняли автомобилистов, вспоминали, как сами оказывались в подобной ситуации.

В этом эмоциональном многоголосии остались неуслышанными те немногие, кто мыслил рационально и пытался донести важную мысль: причиной трагедии стал не только человеческий фактор, но и некачественный дизайн городской среды. И если природу человека изменить крайне сложно, то со средой можно и нужно работать.

Что не так с Большой Московской

ДТП, зарегистрированные в период с 01.01.2015 по 30.08.2020 | Карта ДТП

Столетиями Большая Московская и Дворянская улицы были главной артерией города, концентрирующей значительные потоки людей и транспорта. К началу XXI века это стало настоящей проблемой. Резко возросшее количество личных автомобилей, мощный транзитный трафик, дублирующие друг друга маршруты общественного транспорта и междугородние автобусы превратили исторический центр, который призван быть туристической Меккой и средоточием ночной жизни, в один из самых недружелюбных районов города.

Улицы испытывают колоссальные перегрузки. Сверхконцентрация участников дорожного движения приводит к высокой аварийности. Уровень шума достигает запредельных величин — транспорту изо всех сил помогает аудиореклама (невероятно, но такое до сих пор встречается!). Чтобы разговаривать, приходится сильно повышать голос. Воздух заполнен выхлопами, микрочастицами от покрышек и реагентами. О деревьях, которые могли бы создавать тень и поглощать шум, напоминают лишь заплатки на брусчатке. Сюда же можно добавить отсутствие безбарьерной среды и проблемы с покрытием дороги и тротуаров.

То, что должно являться центром притяжения, становится проходной зоной, которую хочется поскорее покинуть. Потенциал Золотых ворот и Козлова вала не раскрывается. В результате проигрывают все без исключения — и жители, и туристы, и власти, и бизнес.

Хотите как в Швеции?

Швеция уже добилась впечатляющих результатов по снижению смертности на дорогах благодаря программе Vision Zero. На протяжении последних 20 лет её успешно внедряют в других странах. Россия пока не в их числе.

Цель программы — нулевая смертность, которая достигается за счёт грамотного проектирования дорог с точки зрения безопасности движения. Таким образом, ответственность возлагается в первую очередь на проектировщиков и строителей, которые обязаны учитывать человеческий фактор. Все люди несовершенны — и водители, и пешеходы, и велосипедисты, — поэтому важно создать условия, которые сведут к минимуму вероятность ДТП и цену ошибки.

В 2018 году в России приняли стратегию безопасности дорожного движения. Утверждается, что составители ориентировались на шведский опыт. Стратегией провозглашается стремление к нулевой смертности на дорогах к 2030 году. В качестве ориентира на 2024 год установлен показатель социального риска, составляющий не более четырёх погибших на 100 тысяч населения. Но стратегия провалилась. В июле 2020 года на совещании у вице-премьера Марата Хуснуллина МВД заявило о невыполнимости норматива и попросило увеличить целевой показатель смертности с 4 до 8,4.

В целом статистика улучшается, но ситуация меняется слишком медленно. Так, например, во многом прогрессивная методичка Минтранса по успокоению движения до сих пор носит рекомендательный характер. Вместо эффективных мер, которые доказали свою состоятельность в других странах, ответственные органы рисуют трафареты на асфальте, устанавливают заборы-кресты и занимаются прочими бесполезными делами.

Пересечение Большой Московской и переулка Сушкова | Артём Черней

К сожалению, ситуация со злополучным пешеходным переходом служит наглядной иллюстрацией инертности системы и перекладывания ответственности на участников дорожного движения. Вместо официальных заявлений и плана действий мы видим лишь вялую пикировку в СМИ между ГИБДД и городской администрацией. Одни утверждают, что предложения направлены, другие парируют, что переход полностью соответствует нормативам. Люди тем временем продолжают гибнуть.

Понятно, что пешеходный переход на Большой Московской из-за трагедий привлекает теперь особое внимание. Но, по оценке экспертов, он соответствует всем нормативным требованиям. ГИБДД, наверное, должно либо выставить здесь пост ДПС, либо вести профилактическую работу и объяснять таким «лихачам», какова ответственность. <...> Сколько бы мы с вами ни ставили светофоров, ни наносили светоотражающую разметку, ни занимались освещением — нет защиты от дурака!
Александр Карпилович, начальник управления по связям с общественностью и СМИ администрации города (источник)

Мы направили ещё по первому факту в адрес администрации письмо с предложениями по изменению улично-дорожной сети на этом участке, предложив различные меры — установку искусственной неровности, светофора и т. п. Но ГАИ — орган исполнительный, несёт только надзорную функцию, администрация к нам прислушиваться не обязана.
Валериан Шируков, старший инспектор УГИБДД УМВД (источник)

Статистика показывает, что при столкновении с автомобилем на скорости 30 км/ч выживает 9 из 10 пешеходов. При скорости 60 км/ч — лишь 1 из 10. Пора признать очевидный факт, что скорость убивает, и действовать.

Что делать

Вот несколько шагов, которые нужно предпринять прямо сейчас на Дворянской и Большой Московской от Золотых ворот до Богородице-Рождественского монастыря.

  1. Ограничение максимальной скорости — до 40 км/ч, с понижением в перспективе до 30 км/ч. (И, конечно, надо добиваться отмены нештрафуемого порога скорости.)
  2. Островки безопасности — на всех пешеходных переходах, дополнительно — обновить разметку, сузив ширину полос до 3,25 метра.
  3. Видеонаблюдение — камеры фиксации нарушений, которые измеряют скорость, следят за соблюдением разметки и режима работы светофоров.

Это не требующие капитальных вложений и быстрые в реализации меры, которые обезопасят пешеходов, успокоят движение, уведут часть транзитного трафика на Лыбедскую магистраль, вернут центр людям.

Затем стоит рассмотреть различные варианты частичного или полного ограничения движения на отдельных участков Большой Московской вкупе с развитием пешеходной и велоинфраструктуры. Безусловно, это вопрос не одного дня. Он требует тщательной проработки: нужны исследования, обсуждения, моделирование транспортной ситуации. Перекрытие центральной улицы должно идти в комплексе с развитием общественного транспорта, созданием сети платных парковок и другими мерами регулирования потоков.

Все перечисленные практики необходимо постепенно переносить и на другие улицы города с учётом их особенностей.

Круговое движение у Золотых ворот | Артём Черней

С надеждой и одновременно опаской ждём комплексную схему организации дорожного движения (КСОДД), разработку которой заказала администрация города.

Согласно заданию «схема должна представлять собой целостную систему технически, экономически и экологически обоснованных мер, разработанных в соответствии с городскими документами территориального планирования, в частности, включать в себя маршруты движения транспортных средств, систему расположения дорожных знаков, пешеходных переходов, светофоров, стоянок, парковок и других элементов дорожной инфраструктуры».

ООО «ДорМостПроект» из Воронежа должно выполнить работы к июлю 2020 года, затем не позднее декабря 2020 года согласовать с профильными федеральными и региональными структурами. Потом получить одобрение депутатов горсовета.

Надеемся до конца года увидеть этот важнейший документ и получить ответы на самые острые вопросы.

Почему закрытие улицы Чайковского — провал для мэрии

Фото: Сергей Кравцов/Зебра-ТВ

У нас очень любят оборот «по просьбам жителей». По просьбам жителей корректируют движение автобусов в Веризино. По просьбам жителей ставят забор и реконструируют парк. По просьбам жителей сносят гаражи и фантазируют об очередном «удобном и комфортном для жизни пространстве».

Это очень удобный оборот: он обезличивает горожан, превращает их в обеспокоенную массу, которая, надо полагать, с самого утра начинает закидывать обращениями мэрию. Та и рада стараться: просьбы жителей выполнять так приятно, особенно если об этом ещё и пресса напишет пару-тройку хвалебных публикаций. А сколько этих жителей, где они живут, кем работают, когда обеспокоились и с чего вообще — никогда мы не узнаем. Спроси у соседа: «ты писал в мэрию?» — помотает головой и посмотрит как на придурка.

Не сомневаюсь, конечно, что такие люди действительно есть, просто их меньше, чем обычно преподносится. Сейчас, впрочем, не об этом.

Нашей мэрии не везёт: обычно «просьбы жителей» становятся известными тогда, когда мэрия уже всё сделает. Ну или сделает уже завтра. Сами понимаете, обеспокоенность общественности необходимо купировать сразу, молниеносно, — видимо, так эффективнее.

И вот в сентябре у мэрии был шикарный шанс упредить «просьбы» или вновь сделать ответ на них молниеносным. Ведь с 15 сентября к закрытию планировалась улица Чайковского. Тут спустя десять лет вновь собирались устроить гранд-раскоп с целью подготовить город к зиме и старые трубы сменить на новые, которым четверть века сносу не будет. (Дотошные журналисты и комментаторы, правда, говорили, что при Союзе обещали полвека). Утверждалось: о закрытии движения мэрия была оповещена за две недели, временную схему движения обдумывали и наконец подготовили.

Признаюсь: я не был непосредственным свидетелем старта работ на Чайковского и пробок в Военном городке. Говорят, работы должны были начаться в 5 утра, но начались около полудня, и семь этих часов транспорт свободно ездил по Чайковского. (Может, это домыслы? Поправьте меня). Говорят, что пробки были адские, даже скорую пропустить было невозможно. Почти наверняка знаю, какими именно речевыми оборотами крыли и ремонтников, и городские власти.

Очевидно, что-то пошло не так.

Когда об этом сказали

В связи с проведением АО «Владимирские коммунальные системы» ремонтных работ с 5.00 15 сентября 2020 года до 24.00 19 октября 2020 года будет ограничено движение всех видов транспорта по улице Чайковского на участке от дома 30 до дома 40а.

Объезд транспорта будет осуществляться по улицам Даргомыжского, Стасова, Алябьева, Сурикова, Красноармейской, 9 Января, МОПРа, Казарменной.

Также на это время будут изменены некоторые маршруты движения общественного транспорта.

Управление по связям с общественностью и СМИ. Опубликовано 14.09.2020 15:39:37

Пресс-релиз о закрытии улицы Чайковского, как видно, опубликован на сайте мэрии в 15:39 14 сентября. Давайте вооружимся часами и здравым смыслом. До закрытия улицы оставалось в этот момент 13 часов 20 минут и ещё 23 секунды. Здравый смысл подсказывает: о месячном закрытии мэрия сообщает непозволительно поздно.

Может, мэрия только что об этом узнала? Нет, у концессионера проскакивало: её предупредили за две недели. Давайте снова попробуем посчитать. Две недели — это 14 дней, верно? Стало быть, давайте отнимем от 15 сентября эти две недели. Получается 15-14=1. Выходит, максимум первого числа уже всё знали.

Может, долго думали, как пустить в объезд машины и автобусы? Тут было над чем подумать, правильно. Впрочем, иных-то путей нет: машины — через Военный городок или композиторский квартал (Даргомыжского, Стасова, Алябьева, Балакирева); автобусы — только через Военный городок, троллейбус 8 крутить по Балакирева и проспекту Ленина. (Странно, кстати, что не по Рябинке). Не надо тут долго думать. Полагаю, и не думали.

Пытливые умы очень быстро связали тютелька в тютельку совпавшие сроки ремонта и стратегических выборов в горсовет. И впрямь, красиво получается: весь сентябрь вплоть до 13 числа — агитация, голосование; 14 числа — триумф победителей. А 15 утром — апогей представления: конец празднику, улица закрывается.

Скажу сразу: я не знаю, верны ли эти предположения. Но думаю, что кого-то в мэрии мог и удар хватить, едва только стало им известно о страшно совпадающих сроках. Факт остаётся фактом: знали и молчали.

Первый вывод: мэрия узнала о закрытии раньше всех, но тянула до последнего.

Где об этом сказали

Официальный сайт мэрии, как мы помним, разместил сообщение о перекрытии на Чайковского в 15:39 14 сентября. Оттуда полетели и заметки в электронных СМИ региона.

А официальный паблик мэрии ВК (даже с синей галочкой) выпустил эту новость 15 сентября ровно в 9:00 (напомню, что ремонт на этот момент официально шёл уже четыре часа).

Скриншот из vk-паблика администрации города Владимира.

Счётчика просмотров на конкретной статье сайта мэрии не наблюдается, так что я не могу сказать, сколько человек прочитали эту новость на сайте. Количество подписчиков паблика мэрии ВК — около 15 тысяч, но судя по постам, действительно активны в лучшем случае сотня. Сколько человек прочитали в СМИ новость о перекрытии ну хотя бы вечером 14 сентября, уже сказать практически невозможно.

В теории о том, что происходит, должны знать водители автобусов и троллейбусов, которые проезжают по Чайковского. Через два дня после начала ремонта заместитель начальника отдела транспорта и связи Андрей Мольков сообщил:

Компании, осуществляющие перевозки горожан общественным транспортом, заранее получили временные маршруты движения в объезд.

Показателен на этом фоне комментарий одного из пассажиров в ВК мэрии:

Скриншот из vk-паблика администрации города Владимира.

Давайте положим руку на сердце и скажем себе честно: хоть кто-нибудь из вас заходит на сайт горадминистрации? Много кто из вас подписан на ВК мэрии? А сколько узнало о закрытии из соцсетей, а не на своей шкуре?

А как вы узнаёте о том, что вам отключат горячую воду?

Надо полагать, вы идёте уставший после работы, а на подъездной двери вас встречает бумажка. Вы её читаете, меняетесь в лице и идёте домой, проклиная всё на свете и вспоминая, где кастрюли, чтобы греть воду.

Такая бумажка может быть криво напечатана, там может быть ужасный шрифт и пятнадцать ошибок в десяти словах. Но она стопроцентно исполняет свою главную функцию: любезно сообщает, что ближайшие две недели горячей воды в квартире не будет.

Схожим принципом мэрия в случае ремонта целой улицы, очевидно, решила пренебречь. Остановки в городе либо девственно чисты, либо обклеены совсем не тем. Хотя именно там пассажиров всегда много.

Более того, мэрия и доселе не напоминает о закрытии. Вот как выглядит главная страница официального сайта горадминистрации:

Скриншот с официального сайта администрации города Владимира.

В топ-5 новостей — неотмена выборов мэра комиссией, сообщение об избрании гг. Шохина и Толбухина мэром и спикером горсовета соответственно, распоряжение г-на Шохина о начале (досрочном!) отопительного сезона, высказывание его же о том, что он рассчитывает на «профессиональный и свободный Горсовет», а также новость об открытии оным же г-ном Владимирского полумарафона «Золотые ворота».

Улица Чайковского как будто никогда и не была в текущей повестке.

Второй вывод: положившись на интернет, мэрия напрочь забыла и об интернете, и о расклейке объявлений на остановках.

Как говорилось о транспорте

Здесь горадминистрацию хочется одновременно и похвалить, и не похвалить совсем.

Сперва — за что похвалить? За сопроводительный текст. Он хотя бы есть. Описано, какие автобусы и троллейбусы изменяются и как будут следовать.

Сделано это, правда, криво:

№№ 11С, 14, 20С, 21С, 23, 24С, 28, 29С:

на участке от пр-кта Ленина до пр-кта Строителей следуют по улицам Ново-Ямской пер., Казарменная, МОПРа, 9 Января, Красноармейская с посадкой и высадкой пассажиров на остановочных пунктах «Ново-Ямской переулок», «Улица Казарменная», «Михайловский пруд», «Улица 9-го Января», «Помпецкий переулок», «Военная поликлиника», «Школа № 16»;

на участке от пр-кта Строителей до пр-кта Ленина следуют по улицам Красноармейская, 9 Января, МОПРа, Казарменная, Ново-Ямская, Чайковского с посадкой и высадкой пассажиров на остановочных пунктах «Школа № 16», «Военная поликлиника», «Помпецкий переулок», «Улица 9-го Января», «Михайловский пруд», «Улица Казарменная», «Рябинка».

№ 32 на участке от пр-кта Ленина до пр-кта Строителей и обратно следует по улицам Ново-Ямской пер., Казарменная, МОПРа, 9 Января, Красноармейская с посадкой и высадкой пассажиров на остановочных пунктах «Ново-Ямской переулок», «Улица Казарменная», «Михайловский пруд», «Улица 9-го Января», «Помпецкий переулок», «Военная поликлиника», «Школа № 16».

Стену текста можно было заменить на лаконичное:

Автобусы 11с, 14, 20с, 21с, 23, 24с, 28, 32 поедут через Военный городок и Казарменную улицу со всеми остановками. Со стороны проспекта Строителей все автобусы, кроме 32, после Казарменной поедут по Ново-Ямской улице через остановку «Рябинка» и далее на площадь Победы.

Причём при хорошей графической составляющей эти слова вообще не нужны! Кстати, о ней. Вот за что хочется отругать горадминистрацию:

Не за качество — на прикреплённом пдф-файле на сайте оно ещё куда ни шло.

В тексте крайне подробно (и от этого весьма запутанно) расписывается, как следуют маршруты автобусов. Разделяют большую их часть и отдельно 32, который решили не кружить по Рябинке (непонятно, что мешало сделать точно так же со всеми остальными, — ведь с Рябинки уехать только в одном направлении и можно).

Но на схеме это не отражено никак.

Присмотритесь: там нет обозначения следования конкретно 32 маршрута. И 18с, упрятанного на Балакирева, там тоже нет. И 8 троллейбуса там тоже нет. И 7 троллейбуса тоже.

Схема вводит нас в заблуждение. А если я на 32 автобусе захочу доехать до Рябинки? Или на 18с мне нужно до МОПРа? Или я думаю, что 8 троллейбус таки завернёт к Рябинке, а не проедет к банку на площади Победы, от которого ещё до Рябинки семь вёрст и все лесом?

И ладно бы это была единственная схема.

Фото: Артём Черней/Владимир будущего

Речь-то, простите, не о съёме квартир и комнат недорого (помните, такими обычно увешивают подъезды и забрасывают почтовые ящики?) Речь о перекрытии целой улицы. В 2020 году пользоваться принтером — непозволительная роскошь?

Третий вывод: рассказывать о чувствительных транспортных изменениях мэрия не умеет — или делает это подчёркнуто формально.

Почему это так важно

Многие могут мне возразить: а какая, собственно, разница? Да, к вопросу распространения информации мэрия могла бы подойти немного чутче. Но ведь схемы, тексты — это всё украшательство, не так ли? На сайте же дана исчерпывающая и точная официальная информация, зачем придумывать что-то ещё?

Для ответа на этот вопрос нам придётся ненадолго отойти от владимирских реалий.

И для начала вот вам фрагмент схемы столичного метро:

Фрагмент схемы московского метрополитена. Источник: Яндекс.Метро

Присмотреться нужно к синей линии. Дело в том, что совсем недавно её участок от Молодёжной до Парка Победы требовалось закрыть на неделю.

Для метро это типичная история: сейчас в городе активно строится новая кольцевая линия, которая проходит под многими старыми тоннелями. Прокладка нового тоннеля может вызвать всякое, поэтому ради безопасности пассажиров иногда движение на таких участках закрывают.

Но синяя линия является весьма и весьма напряжённой по пассажиропотоку. Митино, Строгино, Крылатское — это всё достаточно густонаселённые районы.

Информация о закрытии участка на неделю появилась за неделю до собственно закрытия. На станциях синей линии, а также станциях с пересадкой на синюю линию начали появляться такие плакаты:

На плакате всего не укажешь, поэтому предусмотрели QR-код:

И даже специально завели страничку.

Где в том числе размещали вот такое:

На голубую линию — она почти на всём своём протяжении дублирует этот участок — должна была лечь большая нагрузка. Так что неудивительно, что об изменениях сообщали даже на дверях вагонов метро на этой линии:

Участок, по старой московской традиции закладывать сроки больше, чем нужно, открыли досрочно.

Страшно было бы думать, что могло бы происходить в метро, если бы московский Дептранс поступал сухо и формально, как их владимирские коллеги. Представьте: за сутки до закрытия вывесили бы информацию на сайт, начертили бы сто разных сомнительных схем на фоне Яндекс-карт, очень путано объяснили бы маршруты объезда. Без объявлений на эскалаторах и станциях, без размещения схем в специальных местах.

Тут, правда, меня могут спросить: а чего ты нам свою Москву втюхиваешь? Это огромный город и метро — точно не автобус. Корректно ли вообще сравнивать Владимир с его скромным количеством жителей и огромную Москву, где любое изменение критично?

Тогда перейдём к объективным показателям. Давайте посмотрим на эту ситуацию с угла статистики.

По данным на 2020 год, население города Владимира составило 359 380 человек. В Ленинском районе, одной из основных магистралей которого является улица Чайковского, проживают 126 018 человек. Мы не знаем, сколько людей пользуются общественным транспортом, но ведь личному транспорту также созданы значительные неудобства. Так что предположим, что так или иначе перекрытие касается их всех. Нетрудно посчитать, что в Ленинском районе в 2020 году проживает 35,07% жителей города. Итак, более трети городского населения теоретически (практически тоже) затрагивает закрытие улицы Чайковского.

Теперь обратимся к Москве. Часть синей линии, подлежащая закрытию, проходит по территории районов Дорогомиловский, Фили-Давыдково и Кунцево. Их общее население — 343 958 человек. Предположим, что многие из них всё же пользуются общественным транспортом. Официально Москву населяет 12 678 079 жителей. Делим одно на другое, переводим в проценты; получается, что 2,71% жителей столицы лишаются возможности поехать куда-либо по синей линии метро. В действительности это число будет, конечно, больше — не в последнюю очередь ещё и потому, что каждое утро в Москву приезжают тысячи жителей области. К слову, на метро многие могли бы пересесть именно тут.

Диспропорция, заметьте, чудовищная: 35,07% против 2,71%. Ради почти трёх процентов москвичей местный Дептранс тиражирует десятки схем — каждому свою. За неделю до разносит по Москве новость о закрытии. Ещё и уточняет: людей будет много, подумайте, как вы будете добираться. Для трети владимирцев мэрия формально вывешивает новость на сайте и делает вид, будто бы происходит что-то рядовое и потому не особо интересное.

Ситуация в Москве ведь похожа на нашу: критически важное закрытие, которое должно было состояться и которое точно вызовет массу неудобств. И вот почему это — схемы, объявления, предупреждения — так важно: цель заключается в том, чтобы подготовить людей к стрессовому изменению заранее и дать им в максимально доступной форме понимание, как объезжать перекрытие. В максимально доступной — потому что кому-то, может статься, нужно и пальчиком поводить по выведенным линиям. Человеку нужно разжевать всё, как ребёнку, чтобы он точно понял, что происходит и как избежать негатива.

Когда всё понятно и наглядно, меньше уровень злости — по крайней мере, не остаётся ощущения, что проблемы индейцев волнуют исключительно самих индейцев, но не шерифа. Плевать на политическую обстановку — при доходчивом и человеческом объяснении, что это и зачем это, мэрия получила бы намного меньше критики в свой адрес.

А кроме того, это и была бы работа «по просьбам жителей». Невысказанным просьбам жителей, которые возникают при любом ремонте, при любой проблеме. Согласитесь, что мы всегда требуем от кого-то объяснений, хотя бы и в воздух. Максимально подробные объяснения, сопровождающие владимирцев на протяжении всего перекрытия, стали бы бальзамом на душе многих горожан.

Что нужно было сделать

Мэрия узнала обо всём за две недели, как было сказано, приблизительно к 1 сентября.

7-8 сентября стоило начать рассказывать через СМИ, публикации на сайте и в соцсетях о грядущих изменениях. Параллельно с этим на всех (без исключения) остановках должны были появиться специальные плакаты:

Аналогичные схемы должны были быть размещены и в автобусах, и в троллейбусах примерно в это же время — если ехать далеко, можно изучить обстоятельно.

В день закрытия (а лучше за день-два до этого) на закрытых остановках можно было повесить также плакаты, по которым было бы понятно, каким образом и на чём есть возможность уехать из этих районов:

А там, где проходят изменённые маршруты, — объяснить, как добраться в район перекрытия:

Месячное перекрытие — большой стресс для, как мы выяснили, трети города. Это одна из важнейших новостей в городе. Поэтому и сайт мэрии, и соцсети должны были поместить новость об этом хотя бы в шапку — это первое, за что может зацепиться глаз.

Это весьма небольшая часть того, что в принципе можно сделать за две недели до старта работ. Я уж не говорю о том, что в Москве перенастраивают светофоры и для общественного транспорта иногда даже выделяют целую улицу, запретив на время парковаться частным автомобилям, а то и вовсе закрывают улицу для частного автотранспорта.

А кто будет этим заниматься?

В ситуации с перекрытием улицы Чайковского, скорее всего, мэрия не видела необходимости серьёзных действий. А между тем, как мы выяснили, эти действия весьма важны — они формируют имидж городской власти. Пока, к сожалению, городская власть выглядит бахвалящейся странными успехами и совершенно не заботящейся об информированности и удобстве своих граждан. Она именно что провалилась в данном конкретном случае.

Буквально на днях мэр Андрей Шохин заявил, что собирается учредить институт своих советников. Мол, у чиновников замыливается глаз, да и загружены они, а советники — это профессионалы, которые могут работать с аналитикой, предлагать мотивированные решения, подсказывать, как и с чем поступить.

Спору нет, предложение прекрасное. На мой взгляд, однако, я бы подумал о другом.

Любое предложение советников требует исполнителей. В данном случае говорю не о себе, чтобы не сочли за рекламу, — однако на каждый плакат, здесь представленный, я тратил в сумме пять-шесть часов. А ведь найти во Владимире молодых людей с глубокими познаниями в векторной графике возможно, не так ли?

Представьте их работоспособность, особенно, если выдать им готовые «лекала» и разъяснить принципы. Для этого нужна единая стилистика объявлений, плакатов и в целом навигации — сейчас эту стилистику прорабатывает в том числе и «Владимир будущего».

Найдите, господа, таких людей!

***

Грамотный пиар и открытость городской власти, помноженные на исполнительность рядовых сотрудников департаментов и отделов, могут сотворить с городом невероятное. В долгосрочной перспективе это принесёт в город дополнительные средства от туристов, например, а может, заставит и автомобилистов на общественный транспорт пересесть. (Хотя тут, конечно, важен целый комплекс разных мер).

Важно, что пора начинать. И пока хватит элементарной работы «по просьбам жителей». По реальным просьбам реальных людей, адекватных моменту.

И хочется верить, что мы больше не будем язвить и сокрушаться по поводу очередных стратегических провалов мэрии — потому что таковые уйдут в историю казусом с улицей Чайковского.

Текст: Андрей Шебанков

Ранее Ctrl + ↓