Rose debug info
---------------

Реформа Владимирского театра драмы

Что такое Реформа?

Это трёхдневный дизайн-интенсив, в рамках которого команды дизайнеров создают новый фирменный стиль для городских институций. Формат придумали в агентстве «13 этаж» из Ижевска.

Реформа во Владимире стала семнадцатой по счёту и первой за пределами Удмуртии.

Цель Реформы

Разработать новые концепции графической и текстовой коммуникации театра со зрителями. В качестве основных носителей мы рассматривали логотип, афиши, билеты, соцсети, сайт, элементы интерьера и сувенирную продукцию.

Важно

При оценке концепций важно помнить, что участники были крайне ограничены во времени. Поэтому презентации надо рассматривать как общее направление развития, а не как финальный продукт. В данном случае идея важнее реализации.

Под презентациями мы разместили ссылки на опрос, где вы сможете указать наиболее понравившийся вариант и оставить комментарий.

Как театр выглядит сейчас

Здание Владимирского театра драмы построено в 1971 году по типовому проекту. Аналогичные сооружения можно увидеть, например, в Липецке и Пензе.

Театр отлично вписан в исторический контекст городского центра: отделка фасада гармонирует с памятниками белокаменного зодчества, а украшения скульптур отсылает к жанровому разнообразию средневековой каменной резьбы.

Здание театра отличает обилие кованых деталей вроде указателей, а зеркальные стёкла не только сокращают теплопотери, но и необычно отражают окружающую архитектуру, преломляя её. В постановках задействованы технологичные декорации.

Как театр рассказывает о себе

Основные способы коммуникации театра со зрителем — светодиодный экран на фасаде, афиши, сайт и социальные сети.

У афиш нет общего стиля, из-за чего создаётся ощущение, что каждый раз зрителя приглашают посмотреть спектакль в новом месте. Возможности светодиодного экрана не используются на полную; они ограничены показом видеофрагментов или тех же афиш.

Сайт устроен сложно: нужная и эмоциональная информация, такая как фото со спектаклей или описание постановок, спрятана глубоко. В социальных сетях не прослеживается целевая аудитория: рядом со снимками со сцены публикуются личные поздравления.

Мозговой штурм

Перед началом работы над концепциями дизайнеры провели общий мозговой штурм. Он состоялся в первый день, 24 сентября.

Для начала участники проекта определили основные проблемы театра. Они разделены на три большие группы: высокий порог входа из-за кажущейся сложности и заумности спектаклей; неактуальность в коммуникации со зрителем и физическая закрытость театра от внешнего мира.

В то же время у театра много преимуществ. Здание, само по себе достопримечательность, находится в историческом и туристическом центре Владимира. Труппа известна мастерством далеко за пределами региона, а декорации и эффекты выглядят современно и технологично.

Театр мог бы позиционировать себя в трёх основных направлениях, предположили дизайнеры:

  • как площадку, где вечную классику переосмысляют с учётом современных реалий;
  • как место с более содержательными и глубокими эмоциями, чем в кино;
  • как центр культурной жизни города.

Аудитория театра разделена на две части — постоянные зрители и потенциальные. И тем, и другим бывает трудно узнать информацию о спектакле или купить билет на него. Но если постоянные зрители, приученные к театру с детства, «сквозь тернии» приходят в зал, то остальных сложности отпугивают.

Концепция 1: Пространство преобразования

Дизайнеры рассматривают театр как пространство преобразования, в котором сочетаются классика и современность, реальность и воображение, рациональное и эмоциональное. Визуально это пространство упрощено до прямоугольника, где каждая вершина — одна из букв названия театра, ВАТД.

Театр сегодня — это, в первую очередь, ощущения. Поэтому авторы концепции трансформируют изображения внутри прямоугольника до простых цветовых плашек: в таком виде фрагменты фирменного стиля подсознательно пробуждают фантазию зрителя и вызывают интерес к постановке.

Простота трансформации также определила выбор фирменного шрифта. У букв нет чёткого начертания, они могут меняться от спектакля к спектаклю. Лев, выполненный в форме ромба, превращён в «интерактивное эмодзи»: он может демонстрировать разные эмоции в зависимости от аудитории, характера спектакля и других целей и факторов.

Вместе с визуальной коммуникацией меняется и физическая. Это прослеживается на примере правил посещения театра: вместо строгих, немного агрессивных и даже страшных замечаний появились мягкие и дружелюбные напутствия.

Концепция 2: Театр — это волшебство

В основе концепции — идея магических огней-светлячков, которые в сказках ведут за собой людей в мир волшебства. Они акцентируют внимание зрителя на важных деталях афиш, билетов, фасада и других элементов коммуникации.

Смелый акцидентный гротеск визуально передаёт язык молодого поколения, с которым хочет общаться театр, а чёрно-белые фото с эффектном гравюры и старой печати передают академичность постановок и приверженность театра к сохранению традиций.

Львы на логотипе стали чище и графичнее, они легко трансформируются в паттерн для мерча. Кроме того, гербовые животные передают «владимирскость» театра — поэтому их решено сохранить. Существующая овальная надпись за счёт наклона стала динамичнее.

Портреты актёров размещены на билетах, которые благодаря этому могут стать предметом коллекционирования. Подсветка фасада с помощью «магических огней» станет заманчивее, а забавный стикерпак привлечёт внимание молодой аудитории.

Концепция 3: В.Театр

Визуальный язык в третьей концепции базируется на узнаваемых элементах исторического центра Владимира. Они рассказывают зрителю о красоте и эстетичности, доносят чувства, глубину и философию постановок, служат проводником в мир искусства, то есть, выступают своеобразным мостом к театру.

Фирменный стиль не загружен деталями: он понятен, прост и близок к классическому, в нём удачно сочетаются глубинные смыслы и открытость. За счёт этого айдентика легко трансформируется в ко-бренды, которые позволят, в том числе, по-другому организовать экономику учреждения культуры.

С визуального языка коммуникации начнётся новая жизнь театра как общественного пространства. Здесь откроются кафе, библиотека и коворкинг, куда можно прийти в любой момент. Труппа станет ближе к зрителю и выйдет за пределы театрального здания, как в офлайн, так и в онлайн-пространстве.


Голосование

Выберите удобный для вас способ:
Опрос во ВКонтакте
Гугл.Форма


Благодарности

Директору департамента культуры Владимирской области
Алисе Михайловне Бирюковой

Директору Владимирского академического театра драмы
Борису Григорьевичу Гунину

Директору Владимирской областной научной библиотеки
Татьяне Васильевне Брагиной

Арт-директор

Даниил Мелких, арт-директор Яндекс.Еды

Ранее работал на киностудии имени Горького, в студии Артемия Лебедева и в Сбербанк-технологиях. Среди проектов — оформление фасада стадиона «Лужники», сайт аэропорта Пулково, дизайн собственной торговой марки продуктов и формы курьеров для сервиса доставки еды «Самокат».

Участники

Александра Полканова, Владимир
Алексей Миронов, Владимир
Анастасия Рощина, Владимир
Андрей Жуковский, Владимир
Анна Кузьмина, Нижний Новгород
Варвара Прохорова, Владимир
Евгения Зверская, Владимир
Екатерина Казакова, Владимир
Елизавета Герасимова, Владимир
Ирина Кузнецова, Владимир
Ксения Ярополова, Нижний Новгород
Максим Абрамов, Владимир
Марина Зайцева, Нижний Новгород
Мария Бабушкина, Нижний Новгород
Наталья Фролова, Владимир
Полина Поздеева, Ижевск
Роман Беляков, Москва
Юлия Горячева, Владимир

Как это было

Фотоотчёт Елены Трофимовой: день 1, день 2 и день 3.


Голосование

Выберите удобный для вас способ:
Опрос во ВКонтакте
Гугл.Форма


Владимир будущего 2021

Второй владимирский урбанистический фестиваль
25 сентября 2021 года, с 11:30 до 20:00
Гастромаркет «Рынок на Студёной»
Владимир, ул. Дворянская, 27А, корпус 1

Организатор — общественное движение «Владимир будущего», независимое и равноудалённое от центров принятия решений. Мероприятие финансируется за счёт собственных средств и добровольных пожертвований.

Реформа общественного транспорта

Зал «До „Рябинки“»
под лестницей в центральной части «Рынка»

12:00—13:00
Каким бывает современный общественный транспорт
Дмитрий Грубый
Заместитель директора филиала Службы движения ГУП «Мосгортранс»

13:10—14:10
Автомобилисты против урбанистов
Василий Вишневский
Директор Центра развития городской среды «Наш город», Южно-Сахалинск

14:20—15:20
Общественный транспорт в современной России
Николай Залесский
Научный сотрудник Института экономики транспорта и транспортной политики НИУ ВШЭ

17:00—17:30
Электробусы против троллейбусов
Андрей Григорьев
Заместитель генерального директора, руководитель проектного офиса ООО «Бакулин Моторс Групп»

17:30—18:00
Городские сервисы на основе больших транспортных данных
Николай Кустов
Заместитель руководителя Инновационного центра «Безопасный транспорт» при Департаменте транспорта Москвы

18:10—19:10
Информационные технологии и общественный транспорт
Алексей Радченко
Специалист по организации дорожного движения, автор проектов «Карта ДТП» и «Трансметрика»

19:20—20:00
Public Talk
Вопросы и ответы, непринуждённая беседа со спикерами фестиваля.

В программе возможны изменения.

Сохранение непризнанного наследия

Зал «Кулёк»
помещение в правой части «Рынка» за кофейней

Спасаем то, что формирует уникальный облик Владимира, но не охраняется государством: советские мозаики и панно, наличники, старинные двери и окна, лепнина, вывески и другие ценные объекты городской среды.

12:00—13:00
Что такое культурное наследие и зачем его сохранять
Виктория Мальцева
Руководитель проектной группы Факультета городского и регионального развития НИУ ВШЭ

13:10—14:10
Зачем нам советские мозаики и вывески
Наталья Тарнавская
Главарь трудкоммуны «Вспомнить всё», Москва

14:20—15:20
Спасение рядового Наличника
Дарья Константинова
Сотрудница Музея братьев Кисель-Загорянских и дачной культуры, пос. Загорянский, Московская область

17:00—18:00
Как сохранить старину и не заставить всех себя ненавидеть
Алина Коленченко
Координатор фестиваля «Том Сойер Фест», Клинцы, Брянская область

18:10—19:10
Есть ли у дверей жизнь после помойки
Валя Манн
Сооснователь проекта «Двери с помоек», Санкт-Петербург

19:20—20:00
Владимир, очнись!
Ольга Бутрим
Архитектор бюро «Цимайло Ляшенко и партнёры» (Москва), сооснователь архитектурной мастерской «18» (Владимир), выпускник программы «Архитекторы.рф», выпускник программы «Управление развитием территорий» (Universal University (МАРШ) и РАНХиГС)

В программе возможны изменения.

Круглый стол по владимирской мозаике

15:30—16:50, Зал «Кулёк»
помещение в правой части «Рынка» за кофейней

Круглый стол по мозаике советского периода — новый этап в борьбе за их сохранение. Цель круглого стола — определить наиболее ценные панно, законодательно придать им особый охранный статус, выработать рекомендации по реставрации.

Евгений Миронов
Заместитель директора департамента архитектуры и строительства, главный архитектор Владимирской области

Наталья Богатырёва
Председатель Владимирского регионального отделения «Союза архитекторов России»

Дмитрий Холин
Председатель Владимирского областного отделения «Союза художников России»

Другие активности

Школа архитектуры и дизайна
12:00—13:20 Зал «Фламинго»
Конкурс для учеников 8—11 классов «Владимир — город будущего». Предмет конкурса: эскизы и макеты, отражающие новое видение городских пространств (парков, скверов, городских площадей, жилых комплексов), учитывая аспекты социальной и культурной значимости, оригинальное исполнение, цвет и стилистику окружающих объектов, удобство, безопасность и экологичность.
Подробности и регистрация

16:00—17:00 Детский кластер, перед залом «Фламинго»
Мастер-класс по скетчингу

Детский технопарк «Кванториум»
13:30—15:00 Зал «Фламинго»
Презентация проектов кванторианцев

15:00—16:00 Детский кластер, перед залом «Фламинго»
Мастер-класс по 3Д-рисованию

ЯРКОпарк
15:30—17:00 Детский кластер, перед залом «Фламинго»
Яркие мастер-классы с аниматором

Катерина Манасова
16:00—17:00 Детский кластер, перед залом «Фламинго»
Наличниковые раскраски — антистресс для взрослых и приобщение детей к прекрасному

Дарья Константинова
12:00—13:30 Рядом с белым залом в левой части «Рынка»
Мастер-класс по реставрации наличника

Художники Варвара Забалуева и Артём Козлов

13:00 Уличная площадка «Рынка»

Мастер-класс по стрит-арту

Реформа Владимирского театра драмы

Трёхдневный дизайн-интенсив с арт-директором Яндекс.Еды Даниилом Мелких. Задача — создать основы нового фирменного стиля Владимирского академического театра драмы.

В программе возможны изменения.


Следите за публикациями в наших пабликах и аккаунтах во ВКонтакте, Фейсбуке, Инстаграме и Телеграме.

Как заборы убивают Владимир и его жителей

На владимирских улицах за последние три года появилось около 5 километров заборов. Через несколько месяцев их станет ещё больше. Недавно ограждениями заставили половину улицы Горького; на очереди, как анонсируют в мэрии Владимира, — улицы Мира и Красноармейская, а также проспект Строителей.

Чиновники утверждают, что обязанность ограждать всё и вся прописана в контракте национального проекта «Безопасные и качественные автомобильные дороги», который, как выяснилось, не делает дороги безопасными и качественными.

Во многом благодаря ограждениям аварийность на дорогах или не снижается совсем, или снижается, но крайне медленными темпами. Недостатки заборов перевешивают всех их потенциальные плюсы. Потому что заборы — они не только вдоль проезжей части, они ещё и в голове.

Заборы против пешеходов

Металлические оградки, которые массово ставят на перекрёстках и рядом с пешеходными переходами, в документах называются «ограничивающими пешеходными ограждениями перильного типа». Согласно ГОСТ 33127-2014, это устройства, предназначенные для упорядочения движения пешеходов.

Иными словами, заборы ставят, чтобы пешеходы не выходили на дорогу там, где им вздумается. Ограждения не рассчитаны на защиту от автомобиля. Машина, вылетевшая с проезжей части, сама по себе опасна, но с забором риск погибнуть или получить травмы у пешеходов вырастает многократно.

Конструкция из металлических трубок, сваренных между собой и прикрученных болтами к столбикам, при ударе рассыпается на фрагменты, которые разлетаются по округе. Забор буквально превращается в осколочную мину: она может поразить людей в радиусе нескольких метров от точки столкновения.

Кроме убийственной силы, металлические ограждения создают пешеходам множество неудобств. Например, они образуют «бутылочное горлышко», как на Новинке. Из-за узкого прохода поток людей просто не успевает пересечь проезжую часть, пока горит светофор зелёным.

На перекрёстках заборы вынуждают пешеходов переходить дорогу по П-образной траектории, то есть, человеку, чтобы попасть на противоположную сторону, нужно перейти через проезжую часть не один раз, а три. Нет ничего удивительного в том, что некоторые предпочитают нарушать правила.

Заборы против автомобилистов

Многие автомобилисты поддерживают массовую установку заборов, даже не подозревая, что они представляют для них не меньшую опасность, чем для пешеходов. Ведь после столкновения с ограждением металлические осколки могут попасть и в салон машины.

Коридоры из заборов вызывают ложное ощущение безопасности. Водитель уверен, что пешеход не перелезет через ограду. Это, вкупе с нештрафуемым порогом на 20 км/ч, стимулирует нарушить скоростной режим, что чаще всего приводит к авариям с тяжёлыми последствиями.

На высоких скоростях увеличивается тормозной путь и сужается радиус обзора — заметить пешехода и остановиться вовремя становится труднее. Поэтому на отрезках улиц, не заставленных заборами, риск возникновения ДТП возрастает. Ограждения просто сдвигают опасные участки на 50-100 метров дальше.

Заборы не делают улицы безопаснее, а лишь создают у водителей иллюзию, что пешеход внезапно не выскочит на проезжую часть.

За забором может спрятаться ребёнок — и его действительно сложно будет увидеть. В отличие от кустов, госстандарты жёстко регламентируют места установки и конструкцию ограждений — их не получится сдвинуть чуть дальше от проезжей части или уменьшить их высоту, чтобы расширить зону видимости.

Наконец, заборы мешают правильно припарковаться, выйти из машины и максимально быстро покинуть небезопасную проезжую часть. Ограждения вдоль дорог также становятся помехой для экстренных служб и такси, которые забирают или высаживают пассажиров у тротуара.

Заборы против велосипедистов

Для велосипедистов ограждения — серьёзное препятствие, которое не даёт перейти на тротуар в случае опасности или невозможности дальше ехать по проезжей части. Автомобили могут притереть велосипедиста к забору — избежать тяжёлых травм в такой ситуации практически нереально.

Сейчас эта проблема для Владимира выглядит надуманной, так как велосипедистов на улицах мало. Но через несколько лет, по мере развития шеринговых сервисов и инфраструктуры, количество поездок на велосипеде вырастет в разы — и лучше подготовиться к этому заранее.

Заборы против эстетики

Ограждения типа «Крест» и «Метро», которых больше всего во Владимире, отвратительны с эстетической точки зрения. Они выглядят как инородные тела, убивающие историчность места, его уникальный облик, восприятие, изначальную задумку архитектора.

Иногда заборы в сочетании с другими факторами не просто портят внешний вид городской среды, а по-настоящему уродуют её.

В тех редчайших случаях, когда преграда действительно нужна, следует ставить ограждения, способные подчеркнуть аутентичность города, не оттянув на себя всё внимание зрителя. Это должны быть неповторимые конструкции, которые хочется немедленно выложить в инстаграм!

Заборы против экономики

Одна двухметровая секция ограждения типа «Крест» вместе с монтажом стоит 4 тысячи 700 рублей. На улице Горького недавно установили 609 таких секций. Новый забор, согласно официальной смете, обошёлся налогоплательщикам примерно в 2 миллиона 850 тысяч рублей.

При этом бóльшая часть ограды установлена в местах, где есть широкий газон или растут кусты, то есть там, где ГОСТ разрешает ограды не ставить. На деньги, потраченные на опасный металлолом, можно было бы построить островки безопасности, отремонтировать ямы, посадить новые деревья.

Ограничивающие пешеходные ограждения применяют <...> перильные на газонах шириной 1 м и менее, отделяющих проезжую часть от тротуара (при отсутствии сплошной посадки кустарника по ГОСТ Р 52766), или тротуарах — на протяжении не менее 50 м в каждую сторону.
ГОСТ Р 52289-2019 «Правила применения дорожных знаков, разметки, светофоров, дорожных ограждений и направляющих устройств».

Забор рядом со школой № 19 по улице Горького. В этом месте он не нужен из-за широких газонов и сплошной высадки кустарника.

Через год десятки работников муниципальных служб приедут на улицу Горького и другие улицы Владимира, чтобы помыть заборы, подкрасить, почистить от ржавчины, отремонтировать отдельные узлы или заменить целые секции. Содержание тоже требует денег, просто эти траты почти незаметны.

Заборы против коммунальных служб

Пешеходные ограждения осложняют уборку улиц. Заборы уменьшают полезную ширину тротуаров, из-за чего коммунальная техника просто не может по ним проехать. В результате с обеих сторон ограждения всегда есть пространство шириной 20-30 сантиметров, где остаются снег, пыль, грязь.

Неубранная полоса создаёт ощущение неухоженности. Мусор из-под заборов быстро разносится ветром или дождём, сводя на нет все усилия дворников. Снег тает и стекает под ноги пешеходов и машин — образуется гололёд, что повышает риск травм и аварий, а также увеличивает расходы на зимнее содержание улиц.

Единственный способ избавиться от снега или грязи вблизи пешеходных ограждений — убирать вручную. Это долго и дорого, поэтому дворников с лопатами выпускают на дороги крайне редко. Чаще всего заборы просто гнут или ломают тракторами, что приводит к дополнительным расходам на ремонт.

Заборы против здравого смысла

Предполагается, что ограждения должны упорядочить движение пешеходов и не дать перейти улицу где попало. Но прежде чем ставить заборы, стóит разобраться, почему вообще люди перебегают через проезжую часть в местах, не предназначенных для этого.

Чаще всего, на противоположной стороне улицы расположен некий пункт притяжения (остановка общественного транспорта, больница, торговый центр и так далее), а оборудованного перехода или нет совсем, или он находится далеко, или он неудобен — например, подземный или надземный без лифта.

Перейти по кратчайшей траектории, сохранив время и силы, — абсолютно естественное желание. Поэтому правильное решение в этой ситуации — не заборы, а организация «зебры» там, где она действительно нужна, даже если в ста метрах находится ещё один переход.

Пешеходные переходы через автомобильные дороги в населённых пунктах располагают через 200-300 м. При этом выбор мест их размещения осуществляют с учётом сформировавшихся регулярных пешеходных потоков, расположением остановок маршрутных транспортных средств, объектов притяжения пешеходов. <...> При необходимости их допускается располагать менее чем через 200 м.
ГОСТ Р 52766-2007 «Дороги автомобильные общего пользования. Элементы обустройства. Общие требования».

Если пешеходные переходы в городе расположены достаточно часто, оборудованы плавными спусками без бордюров и хорошо освещены, то рисковать никто не будет. Это может быть главным аргументом в пользу возвращения печального известного перехода на улице Гагарина.

Иногда установка заборов вообще не поддаётся никакой логике. Ими дублируют существующие ограждения, обносят клумбы и клочки земли, на которых едва помещаются столбы или стойки дорожных знаков. Ограды нарушают сложившиеся пешеходные связи, лишая доступа к привычным путям.

Что делать?

Цель установки заборов, как бы странно это ни звучало после всего сказанного выше, — повышение безопасности участников дорожного движения. Как и у любой другой нестандартной задачи, где многое зависит от контекста, решение может быть другим — менее очевидным и более эффективными.

Чтобы отказаться от заборов и пустых трат, достаточно осознать и принять два простых принципа: человеческие ошибки неизбежны, а люди — физически уязвимы. Эти принципы лежат в основе программы Vision Zero, которая за несколько лет сделала скандинавские дороги самыми безопасными в мире.

Осознав слабость человека и его склонность к ошибкам, проектировщики будут создавать такие условия, при которых последствия ошибки не станут фатальными. А так как чаще всего причиной гибели людей в ДТП становится скорость, проектировщики и чиновники сделают всё, чтобы её ограничить.

Помимо законодательного регулирования предельной скорости движения в городах (обычно до 30-40 км/ч), подразумевается, что нештрафуемый порог нужно или отменить совсем, или снизить до минимума, например, до 3 км/ч, как в некоторых европейских странах.

Вместо того, чтобы загонять в рамки, пешеходов нужно сделать главными участками дорожного движения, поставив их безопасность выше комфорта автомобилистов.

Одновременно нужно успокаивать трафик с помощью искривлений проезжей части, сужения полос движения, устройства искусственных неровностей. За соблюдением скоростного режима должны следить не сотрудники ДПС, а видеокамеры. Штрафы следует увеличить в разы — и никаких скидок!

Вместе с кнутом нужен и пряник: сделав короткие поездки на автомобилях неудобными, следует дать водителям хотя бы приблизительно равную альтернативу в виде предсказуемого и комфортного общественного транспорта, продуманной и удобной инфраструктуры для велосипедов и самокатов.

Не стóит забывать и про сами пешеходные переходы. Их логично устраивать там, где ходят люди, не забывая при этом о широкой обзорности, плавных и мягких понижениях, хорошем освещении, адекватных светофорных фазах и островках безопасности там, где это нужно.

Что самое интересное, большинство мер по успокоению трафика прописаны в отечественных ГОСТах и строительных нормативах. Нужно только достать их с полки, сдуть пыль и начать строить города для людей.

Текст: Артём Черней
Редактор: Сергей Егоров
Фото: Сергей Кравцов

Ранее Ctrl + ↓